?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Инструкция по применению

Я в целом очень мирное существо и страшно люблю разнообразных и интересных людей. При знакомстве с человеком я априори рассматриваю его в плюсе, пока он не покажет другое (а это нужно постараться). Так что если вы зашли сюда - добро пожаловать до тех пор, пока нам друг с другом интересно. Но есть некоторые свойства меня, которые встречаются у людей не так уж часто и из-за которых порой выходит недопонимание. Поэтому, если вы хотите общаться со мной, не вызывая у меня агрессии (а есть вещи, на которые я очень вспыльчива), вам стоит их знать.
ИнструкцияCollapse )
GvzQaBJ2PCw

Между жизнью и смертью лишь полоса воды,
В той воде отражаются звёзды пропащих судеб.
Я ищу в глубине отраженье своей звезды,
Чтобы знать её имя, когда меня здесь не будет.

Я неслась по шаткой дощечке над той водой,
По пути обретая легко и легко теряя.
Для таких, как я, закрыты ворота Рая -
Так хотя бы дать достойный последний бой!

Мне теперь не дом ни та, ни другая твердь,
Мне никто не друг, и сумраком скрыты лица.
Я лишь груз. Контрабанда из жизни в смерть.
И ни ложью, ни жемчугом больше не откупиться.

И когда я ступлю на берег своей беды -
Брошу в воду цветные бусы последней фальши.
Я увидела главное: что б ни случилось дальше -
Между смертью и жизнью лишь полоса воды.

Воронье

Остынь, ворона. Тебе не звенеть синицей,
Тебе не кружить орлом, не скользить совою…
Ты можешь смириться, злиться или напиться,
Но раз уродилась серой помойной птицей -
Умей побеждать в гляделки с людской молвою.

Окстись, ворона! Что толку от ярких перьев?
Куда они приведут тебя, кроме клетки?
Пока стучит горячее в подреберье -
Цени своё жизнерадостное безверье,
Цени, как бусы, припрятанные на ветке.

Крепись, ворона. Нет времени для печали,
Короткое лето у нас на двоих, дружище.
Мы славненько эту песочницу раскачаем,
А если кто-то захочет, чтоб мы молчали -
Клюй в глаз. Будет новый день – будет пища.

Зелёный сонет

Я пишу сонет с зелёного дна весны,
Где смешались листва и бутылочные осколки,
На меня внезапно обрушившись с верхней полки
И едва не прибив… Как обычно, мне хоть бы хны.

Я пишу сонет с зелёного дна весны,
Где осадок мутного ветра саднит трахею,
Где горчащие сумерки кружатся и темнеют,
Приползая под вечер с северной стороны.

Я пишу сонет с зелёного дна весны,
И зудят зелёнкой ссадины на лопатках,
Мой сегодняшний вылет точно не будет гладким,
Я опять по ночам вижу эти лихие сны.

Моё сердце камнем выпало из стены,
Из него, будем честны, всегда был кирпич паршивый -
Слишком сыро оно для этого, слишком живо,
И хмельной отравы аорты его полны...

Я пишу сонет с зелёного дна весны.

Русалочье

Как увидеть шифр на изнанке закрытых глаз?
Как прочесть его, не ведая слов пароля?..
Я так долго притворялась одной из вас,
Что иду по ножам уже безо всякой боли.

Я сумела справиться с рыбьею немотой.
Я скрываю чешуйчатый гребень под грубой тканью.
Мне так сладко дышать той пронзительной пустотой,
Что привыкли вы здесь использовать для дыхания!

Я вернула волнам переливы густых волос,
Я ношу у бедра тот кинжал, что дала мне ведьма.
Я сжигаю усмешкой солёную воду слёз
И скрываю сердце за яркой и звонкой медью.

Выбор сделан. Меня уже не зовёт отлив.
Незнакомое лёгкое пламя шумит под кожей.
Новый день наступит, опять меня не убив,
Потому что то, что мертво – умереть не может.

Ночь пограничника

Нынче мир меняет шкуру перед зимой,
На границе яви и хрени – промозглый ветер…
Я мешаю вино и кровь с предрассветной тьмой -
Больше чтобы согреться, чем разгадать ответы.

Я с недавней поры не числюсь среди живых,
Только знаешь, пускай об этом другие плачут.
Я зверюга из породы сторожевых.
Я – хранитель. Я не забыла, что это значит.

Ветер с нави. Луна растёт, пожирая свет,
Краем бледного лезвия делая дни короче.
Волчьи дети в мрачной решимости ищут след.
Что же, серые, доброй охоты вам этой ночью.

А порядка нет ни с одной стороны черты.
На границе бои, затяжные и без успехов.
Моё сердце устало и руки мои пусты.
Знаешь, я не солдат! Моё дело – латать прорехи.

Вас ведь много, сующихся в полымя головой,
Я сама из таких была, я отлично знаю…
Только знаешь чего? Поднялся и встал в строй!
Потому что в мою смену не умирают.

Сказка о рыбах

Рассказывал мне один мудрый лосось, что когда-то все рыбы жили в небе. Плавали себе неспешно, таились в густых зарослях облаков. Сбивались в стаи в могучих течениях ветра. Прыгали по весне на гребнях грозовых туч. Так много их было, что иной раз проходящие косяки застилали собой закатное солнце - только по огненному отблеску на чешуе и можно было понять, что вечер.

Иногда, конечно, падали вниз. Буря ли поднимется и сбросит неосторожную рыбину. Или какая-нибудь дырка в небе случится - тогда вообще целый дождь из рыб начнётся. Так постепенно почти все упали.

Ну, те кто упали в воду - они так рыбами и остались. Вон их сколько плещется в озёрах, реках и морях. А кто об землю стукнулся, те все погибли, конечно. Все, да не все. Кому хватило сил подняться на неловкие плавники, сдвинуть с места мягкую рыбью тушу - научились со временем быть зверями и гадами, птицами и людьми. Так с тех пор и живём - в небо смотрим. Снится нам временами, что можем летать. Это оттого, что раньше все рыбами были.

А изредка ещё бывает - снова где-то дождь из рыбы пройдёт. Значит не все ещё здесь, остался там кто-то. Верно вам говорю. Лосось врать не станет!
Штурмующим звёзды – широкий путь,
Удачи им под крыло,
Дай небо им духу и сил рискнуть,
И мудрость хранить тепло.
Пусть верно выбранная звезда
Всегда их ведёт туда,
Где спит в ожидании их побед
Земля неродных планет.

Где жаждет соли твоих побед
Земля неродных планет.

И тяжесть доспеха, и тяжесть слов,
Отлитых прочней, чем бронь,
О том, что семья – не одна лишь кровь,
Ты знал как свою ладонь.
И душную тяжесть чужих смертей
Знал лучше родных детей.
Где те, с кем ты вместе хранил завет?
В земле неродных планет.

Где все мои братья, которых нет?
В земле неродных планет.

Надёжная грубость моей брони
И твёрдой руки расчёт
Сегодня продлят моей жизни дни,
А завтра – как повезёт.
Когда же настанет и мой черёд
Искать через бездну брод,
Храни моей жизни и смерти след,
Земля неродных планет.

Храни моей крови и чести след,
Безжалостный звёздный свет.
Мастер, скажи мне, этого ли искали -
Горечь и гнев в одном на двоих бокале?
Я разделила твой путь и в судьбе, и в Силе,
Дай же ответ - почему они нас убили?

Кто им, трусливым и слабым, дал это право?
Что в этом выгоды им, что им в этом славы?
Кто нас судил по чуждым для нас законам?
Мастер, ответь не словом, хотя бы стоном!
Их было больше - но это ли оправдание
Нам, покорить собиравшимся мироздание?

Время закончилось, треснуло и застыло.

Мастер, скажи мне хотя бы теперь - в чём Сила?